Морские пограничники России - Статьи - Каталог статей - Docks's Life

Категории раздела

Статьи [16]

Поиск

Ссылки

  • Сайт "СФ Алмаз"
  • Корабельный портал
  • Инфо-Бюллетень (Волго-Балт)
  • Статистика

    Locations of visitors to this page
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Суббота, 03.12.2016, 05:19
    Приветствую Вас Гость
    Регистрация | Вход | RSS
     
    Главная » Статьи » Статьи

    Морские пограничники России

    Одной из самых важных задач администрации Российской империи всегда считалась борьба с тайным беспошлинным провозом товаров через границу — контрабандой, которая ежегодно наносила государственной казне миллионные убытки. Первые, по-настоящему государственные, меры по охране границы в таможенном отношении были предприняты императором Николаем I, когда 5 августа 1827 года по представлению министра финансов графа Е. Ф. Канкрина он принял решение организовать Таможенную пограничную стражу «на твердых воинских началах» и придать ей правильную военную организацию. Действия правительства способствовали тому, что в 1855 году сумма таможенных сборов составила почти 30 миллионов рублей, тогда как в 1827-м она едва достигла 16 миллионов. Тем не менее вновь сформированная государственная структура имела очень серьезный недостаток. Если на суше конным объездчикам и лесным стражникам довольно легко удавалось справляться с нарушителями границы, то на море контрабандисты действовали совершенно беспрепятственно. Личного состава пограничной стражи едва хватало для охраны всей прибрежной полосы, особенно на Балтике, где в 60-х годах прошлого столетия ввоз беспошлинных товаров, главным образом из Восточной Пруссии и Швеции, принял поистине катастрофические размеры.

    Для наведения порядка на морских рубежах Александр II в 1868 году «высочайше повелел» учредить Балтийскую таможенную крейсерскую флотилию, на которую возлагалась охрана границы «в таможенном, карантинном, политическом и полицейском отношениях». Организационно флотилия входила в состав Балтийского флота, одновременно подчиняясь, как и все прочие подразделения пограничной стражи, Таможенному управлению Министерства финансов. Ввиду отсутствия в составе флота подходящих судов для охранной службы в Англии срочно заказали семь 35-тонных паровых барказов (главные размерения 21,3X4,0X1,4 м) с паровой машиной мощностью 45 л. с. и скоростью 10 уз. Вооружение состояло из одного 87-мм нарезного орудия, экипаж насчитывал два офицера и 11 нижних чинов. Новые суда, получившие названия «Ласточка», «Лебедь», «Чайка» (зачислены в списки флота 10 августа 1873 года), «Копчик», «Нырок» (18 августа 1873 года), «Кречет» и «Гагара» (14 сентября 1873 года) образовали первое в России соединение кораблей морской пограничной охраны. Тогда же (14 сентября 1873 года) в состав флотилии зачислили и паровую шхуну «Зоркая» (24,4X4,6X1,5/2,4 м; 11 уз; 87-мм орудие; 18 человек), построенную на верфи «Крейтон и К°» в г. Або (Финляндия).

    В дальнейшем таможенная флотилия пополнилась двумя паровыми крейсерами «Страж» и «Часовой» (зачислены в списки 26 октября 1874 года), построенными в Финляндии в Бьернеборге (230 т; 33,1X6,4X2,0/ 2,5 м; 300 л. с; 11 уз; 87-мм орудие; 36 человек). Сразу же после вступления в строй «Часовой» отправили по Мариинской водной системе на Каспийское море, где его появление пришлось весьма кстати, так как при организации охраны восточного побережья пограничники столкнулись даже с работорговлей. Все остальные корабли флотилии несли службу в различных районах Балтики.

    31 мая 1885 года напротив пограничного поста Вайноле в заливе Кунда села на мель и затонула броненосная батарея «Кремль». Сразу же после получения с поста телеграммы к месту аварии вышли паровые барказы «Ласточка» (командир капитан 2 ранга Игнатьев) и «Лебедь» (лейтенант Кубе), принявшие самое активное участие в спасении экипажа и ценного имущества. Руководил действиями своих подчиненных прибывший на пост командующий Балтийской таможенной крейсерской флотилией капитан 1 ранга Гвардейского экипажа Мартьянов. После окончания спасательных работ Александр III 5 июля 1885 года объявил специальным указом «монаршее благоволение» командующему флотилией и экипажам «Ласточки» и «Лебедя». Благодарности на таком высоком уровне морские пограничники удостаивались впервые.


    Посыльное судно «Кондор» в камуфляже в годы первой мировой войны

    В 1893 году приступил к несению таможенной службы на Балтике, базируясь на Усть-Нарву, построенный в Нанте (Франция) пограничный крейсер «Роксана» (157 т; 37Х Х4,2Х2,0 м; 600 л. с; 12/10 уз; 600 миль; два 37-мм орудия), сразу же зарекомендовавший себя исключительно мореходным и надежным судном. Следует отметить характерную особенность кораблей пограничной стражи — вооружение их исключительно скорострельными орудиями малого калибра. Например, в ходе службы на барказах типа «Ласточка» 87-мм орудия заменили пушками Энгстрема калибра 44 мм, имевшими унитарный патрон. Такое вооружение диктовалось особыми условиями службы кораблей. На суше контрабандисты часто вступали в ожесточенные перестрелки с пограничниками, нередки были и попытки прорыва границы с боем. На море же капитан судна-нарушителя, столкнувшись «нос к носу» с паровым, хорошо вооруженным кораблем пограничной стражи, стремился как можно быстрее убраться подобру-поздорову, даже не пытаясь оказать сопротивления. Весьма характерен следующий эпизод. 9 декабря 1895 года, получив сведения о готовящемся нарушении границы, командир пограничного крейсера «Страж» штабс-капитан Щелкунов немедленно вывел свой корабль в море на перехват контрабандистов. Крейсер встал на якорь в двух милях к западу от Полангена (ныне — г. Паланга), и около шести часов вечера сигнальщики заметили силуэты двух парусных шхун, идущих со стороны Пруссии. Но как только на корабле спустили шлюпку с осмотровой партией, оба парусника спешно повернули на обратный курс и, прибавив парусов, с попутным ветром ушли за кромку прусских территориальных вод. Головная шхуна-нарушитель сначала вела на буксире тяжело нагруженную шлюпку, которую контрабандисты бросили, спасаясь бегством. «Трофей» отбуксировали к борту крейсера и, невзирая на сильное волнение, подняли на палубу. По окончании операции «Страж» снялся с якоря и к утру следующего дня возвратился в Либаву. На этот раз, к удивлению моряков, контрабандный груз состоял из 16 тяжелых ящиков, где находились... 17 640 фарфоровых кукольных голов! Впрочем, куклы куклами, а за задержание груза стоимостью 632 рубля 80 копеек (по оценке Либавскои таможни) 28 членов экипажа крейсера «Страж» получили немалое денежное вознаграждение.


    Судно таможенной флотилии «Зоркая»

    Помимо таможенного управления флотилия подчинялась в строевом и инспекторском отношениях морскому ведомству, которое занималось комплектацией личного состава таможенных крейсеров. Это было нелегким делом, учитывая нежелание большинства строевых офицеров выполнять обязанности таможенников. Многоступенчатость и громоздкость структуры управления таможенными службами побудили императора Александра III 15 октября 1803 года перевести пограничную стражу из Управления департамента таможенных сборов в Отдельный корпус пограничной стражи с подчинением особому командиру. Сам корпус передавался в распоряжение министра финансов, которому присваивалось звание «Шеф пограничной стражи». Новым начальником пограничников стал статс-секретарь граф С. Ю. Витте, выдающийся государственный деятель, много сделавший для укрепления экономики и границ России.


    Крейсер пограничной стражи «Кречет»

    С образованием Отдельного корпуса пограничной стражи паровые барказы «Чайка», «Копчик» и шхуну «Зоркая» передали морскому ведомству, а все остальные пограничные крейсеры исключили из списков Балтийского флота и зачислили в «Крейсерскую флотилию Отдельного корпуса пограничной стражи». Единое командование флотилией отсутствовало, и каждый из крейсеров находился в подчинении командира одной из бригад пограничной стражи, несущих охрану побережья на определенном участке. На Балтике все корабли распределили между Санкт-Петербургской, Ревельской, Аренсбургской и Рижской бригадами. На Каспийском море «Часовой» поступил в распоряжение командира Закаспийской бригады пограничной стражи. Теперь комплектованием экипажей занималось Управление корпуса, причем нижние чины набирались из новобранцев пограничной стражи, а командиры кораблей назначались из числа офицеров флота, уволенных в отставку или же добровольно перешедших из морского ведомства. Большинство специалистов (боцманы, рулевые, машинисты и др.) служило по вольному найму.


    Крейсер пограничной стражи «Орел»

    В 1898 году крейсерская флотилия получила пополнение. Фирма «Крейтон и К°» построила паровой крейсер «Орел» (125 т; 35,1X Х5,1Х2,4 м; 250 л. с; 12/8 уз; 1200 миль; два 37-мм орудия; 28 человек). Местом базирования нового корабля стал Ревель.
          К началу нового века вследствие увеличивающегося товарооборота, главным образом за счет экспорта зерна и ввоза различных товаров из Европы, возросло экономическое значение Новороссийска и Одессы. Для организации морской пограничной охраны на Черном море Министерство финансов выделило необходимые средства по личному указанию С. Ю. Витте. В 1900 году в строй вступили крейсеры «Ястреб» и «Ворон», построенные в Одессе на верфи Общества «Белли-по-Фендерих» (60 т; 21,0Х6,ЗХ 1,3 м; 150 л. с; 9/3 уз; 600 миль; 76-мм орудие) и паровой крейсер одесской постройки «Коршун» (100 т; 30,5X6,1X1,2 м; 225 л. с; 8 уз; 380 миль), который можно считать самым красивым кораблем погранохраны. Термин «крейсер» совершенно не вяжется с обликом этой изящной белоснежной яхты, и только 37-мм пятиствольные орудия Гочкиса, уста-новленные на спонсонах впереди ходового мостика, выдавали истинное назначение ко-рабля. Основными зонами патрулирования черноморских погранкрейсеров стали под-ходы к Одессе, Керченский пролив и устье Дуная.


    Флаг судов Отдельного корпуса пограничной стражи

    Постепенно районы службы кораблей флотилии расширялись, и находящиеся в трою барказы типа «Ласточка» уже не отвечали предъявленным требованиям, тем более, что очень часто крейсерам пограничной стражи приходилось нести дозор в штормовых условиях, попадая нередко в тяжелые ситуации.

    Пограничный крейсер «Орел», следуя из Кронштадта в Ревель в ночь с 11 на 12 августа 1901 года, в 20 милях от Ревеля был застигнут штормом силой 8—10 баллов. Удары волн по корпусу вызвали сотрясение механизмов, что привело к аварии — лопнули болты фланцев на трубопроводе свежего пара от главного парового котла к машинной помпе, и все машинное отделение заполнилось горячим паром. Командир корабля, ротмистр Вальронд направил крейсер к плавучему маяку «Ревельстейн», чтобы около пего стать на якорь и исправить повреждения. Но давление пара в котле стремительно падало, и «Орел», не дойдя до маяка, потерял ход и остановился, беспомощно раскачиваясь на волнах. Погасло электричество. Отданный на 20-саженной глубине якорь не «забрал», и громадные валы, идущие с норд-веста, понесли корабль на камни банки Ревельстейн. Темноту ночи разорвали вспышки выстрелов — комендоры открыли огонь из орудий, подавая сигнал бедствия. Видя, что приходится рассчитывать только на свои силы, командир корабля в 4 ч 30 мин приказал ставить паруса. «Орел» сразу же развернулся поперек волны, качка стала плавной, появился ход, и корабль стал слушаться руля. «Впритирку» обогнув камни, крейсер с попутным ветром направился в Ревель, куда и прибыл в 10 ч утра. На следующий день после устранения повреждений крейсер снова был готов к выходу в море. За спасение корабля командир Отдельного корпуса пограничной стражи генерал от артиллерии А. Д. Свиньин выразил ротмистру Вальронду «сердечную признательность». В ту пору подобная официальная форма благодарности встречалась не часто, что впоследствии обеспечило командиру «Орла» успешное продвижение по службе.

    Следует также отметить одну характерную особенность пограничной службы того времени. Сведения о планируемых контрабандных операциях, весьма хорошо оплачиваемые, регулярно доставлялись осведомителями, и зачастую от крейсеров требовалось только точно и вовремя выйти в точку перехвата судна-нарушителя. Так было и в один из августовских дней 1901 года, когда командир крейсера «Лебедь» ротмистр Севастьянов получил от командира Ревельской бригады сведения о выходе из Мемеля (ныне г. Клайпеда) судна с контрабандным грузом. Корабль тотчас снялся с якоря и вышел из порта Гапсаль (ныне г. Хаапсалу) в Моонзунд. В ночь на 17 августа пограничники осмотрели два судна, стоящие на якорях у острова Моон, и около трех часов ночи, в районе между маяками Вердер и Патерностер, задержали каботажный парусник «Лео», в трюме которого обнаружили 45 бочонков контрабандного спирта и прочие товары общей стоимостью 1130 рублей 39 копеек.

    Успешные действия морских пограничников на Балтике побудили Министерство финансов выделить средства для обновления части корабельного состава. В 1904 году последние оставшиеся в строю паровые барказы «Ласточка» и «Нырок» вывели из эксплуатации и «за ветхостью» продали с торгов. Вместо них вошли в строй однотипные паровые крейсеры «Кондор» и «Беркут» (322 т; 48,6Х Х6.6Х2.4 м; 1200 л. с; 13,5/10 уз; 2000 миль; четыре 47- и два 37-мм орудия), построенные в Бьернеборге (Финляндия). 24 июля 1904 года крейсер «Кондор» отдал якорь на Петергофском рейде. Команде и командиру корабля, теперь уже подполковнику Вальронду. выпала небывалая доселе честь — представлять свой корабль Николаю II, который первым из русских императоров удостоил своим посещением крейсер пограничной стражи. Смотр прошел блестяще. Государь подробно осмотрел весь корабль, снял пробу на камбузе и, прощаясь с командой, кратко и выразительно подвел итог: «Застал все в лучшем виде». Пожелав командиру счастливого плавания, царь убыл на катере в Петергоф, а «Кондор» снялся с якоря, направляясь к месту основного базирования — в Ревель.


    Крейсер пограничной стражи «Ласточка». Крейсер пограничной стражи «Кондор»

    «Беркут» и «Кондор» оказались весьма удачным приобретением крейсерской флотилии. Двухвальная энергетическая установка обладала повышенной живучестью, а избыточный надводный борт в сочетании с высоким полубаком придавали кораблям хорошие мореходные качества. Точно такие же крейсеры собирались заказать для Каспийского моря, но начало русско-японской войны вынудило отложить их строительство на «неопределенный срок».

    После окончания войны в 1906 году Морское министерство передало пограничникам миноносцы № 101 (бывший «Котлин»; 67,5 т; 37,9X3,9X1,2 м; 450 л. с; 14,5 уз; два 37-мм орудия; 21 человек) и № 105 (бывший «Лахта»; 73,5 т; 38,9X3,5X2,2 м; 550 л. с; 15,8 уз; два 37-мм орудия; 21 человек), а через два года — посыльное судно (бывший минный крейсер) «Абрек» (620 т; 65,7X7,7X3,2 м; 5000 л. с; 21 уз; 1000 миль; 79 человек).


    Крейсер пограничной стражи "Абрек"

    Какие-либо сведения о дальнейшей судьбе бывших миноносцев пока не обнаружены, скорее всего они использовались для брандвахтенной службы. В отличие от миноносцев, «Абрек», ставший самым большим кораблем крейсерской флотилии, почти сразу же приступил к выполнению задачи по охране границы.

    Корабль передали пограничникам без вооружения, и впоследствии по ходатайству командования Отдельного корпуса на нем установили два 75-мм орудия.

    В декабре 1912 года название «Ястреб» снова появилось в списке кораблей крейсерской флотилии. Общество николаевских заводов и верфей передало пограничникам новый корабль (370 т; 47,0X6,7X2,7 м; 15 уз; 1500 л. с; 3620 миль; четыре 57- и два 37-мм орудия).


    Моторный крейсер «Ястреб»

    Строился «Ястреб» по чертежам «Кондора» и «Беркута», а вместо паровых машин установили два шестицилиндровых дизеля производства петербургского завода «Л. Нобель». Проект их установки выполнил младший судостроитель Николаевского военного порта капитан В.Е. Карпов. После вступления в строй «Ястреб» стал первым теплоходом на Черном море. 17 сентября 1913 года в Севастополе крейсер посетил Председатель Совета министров и министр финансов статс-секретарь В. Н. Коковцев, а через два дня — прибывший из Ливадии Николай II. Впоследствии журнал «Теплоход» писал: «19 сентября 1913 г. Государь Император осчастливил своим осмотром крейсер пограничной стражи „Ястреб", причем Его Императорское величество, подробно ознакомившись с установленными на крейсере двигателями Дизеля, изволил обратить особенное внимание на быстроту пуска в ход двигателей, а также на быстроту перемены хода с переднего на задний». Далее читателям сообщалось: «Ввиду благоприятных результатов испытаний крейсера предполагается заказать для Пограничной стражи еще три моторных крейсера подобного же типа, причем наиболее вероятным строителем новых судов называют завод Добровых и Набгольц в Нижнем Новгороде. Двигатели для крейсеров этот завод предлагает заграничные системы „Сабатэ"». К сожалению, эти планы остались на бумаге, и «Ястреб» остался последним кораблем, построенным для крейсерской флотилии.


    Посыльное судно «Роксана» в годы первой мировой войны

    На 1 января 1914 года балтийские крейсеры пограничной стражи дислоцировались следующим образом: «Страж» и «Беркут» — в Ревеле, «Орел» и «Кондор» - в Риге, «Роксана» — в Нарве и «Абрек» — в Либаве. На Черном море паровой «Ястреб» и «Коршун» базировались на Одессу. «Ворон» — на Керчь, а моторный крейсер «Ястреб» — на Батум. В ряде источников упоминаются еще два корабля: 50-тонная, 165-сильная паровая яхта «Копчик» (база в Ревеле) и 30-тонная, 150-сильная моторная (дизельная) яхта «Кречет», приписанная к Баку. Какие-либо дополнительные сведения об этих кораблях пока не обнаружены.

    С началом первой мировой войны все корабли Отдельного корпуса пограничной стражи мобилизовали и зачислили в состав Балтийского и Черноморского флотов в качестве посыльных и портовых судов. Все они благополучно прошли через военные испытания, и только «Страж» погиб в октябре 1916 года в результате навигационной аварии.

    Дальнейшая судьба бывших пограничных крейсеров сложилась по-разному. В апреле 1918 года при эвакуации кораблей Балт-флота из портов Эстонии и Финляндии «Кондор» и «Беркут», оставленные в Бьернеборге (ныне — г. Пори), захватили финские белогвардейцы. «Орел» и «Роксана» некоторое время использовались для различных вспомогательных целей (в частности, последняя в 1921 —1922 годах участвовала в боевом тралении), а затем их передали на хранение в порт. 23 сентября 1924 года во время наводнения «Роксана» получила повреждения корпуса и затонула в гавани Кронштадта. В 1928 году оба корабля продали тресту «Рудметаллторг» для разборки на металл.

    «Абрек» продолжил службу в качестве посыльного судна (с 15 июня 1940 года переклассифицирован в плавбазу), принял участие в советско-финляндской и Великой Отечественной войнах и только в 1948 году был сдан на слом.

    На Черном море экипаж посыльного судна (бывшего моторного крейсера) «Ястреб» принял активное участие в установлении Советской власти на юге России. С апреля 1919 года судно перешло к белогвардейцам, которые и затопили его в феврале следующего года при оставлении г. Ейска.

    Бывший крейсер «Ворон», получивший в январе 1920 года обозначение СК.59, белогвардейцы 27 марта того же года бросили в неисправном состоянии в Новороссийске. После восстановления корабль использовался как сторожевой катер в Охране водного района Новороссийской базы и как плавсредство службы наблюдения и связи. 25 января 1921 года корабль затонул во время шторма в районе Анапы.

    Паровой крейсер «Ястреб» 14 февраля 1920 года вошел в состав Морских сил Черного моря в качестве посыльного судна. Он участвовал в гражданской войне, обеспечивая действия флота. С 3 июня 1920 года по 8 июня следующего корабль имел обозначение «№ 1», с 1 января 1932 года — С.1. В 1940 году судно переоборудовали в пожарный пароход главного военного порта и вернули ему старое название. 28 июня 1942 года «Ястреб» потопила в Севастопольской бухте немецкая авиация.

    Восстановленный в начале 1920-х годов «Коршун» впоследствии передали ЭПРОНу, где его использовали как спасательное судно. 13 декабря 1924 года ему присвоили новое название «Красный Аджарец» (затем — «Аджарец»). 15 октября 1941 года ввиду полученных при бомбежке повреждений и потери хода экипаж взорвал судно в Одессе.

    На Каспийском море ветеран крейсерской флотилии «Часовой» продолжал службу в качестве гидрографического судна. С 1922 года в течение шести лет корабль числился плавучим маяком с названием «Запасной», а 1 января 1932 года получил новое название «Сирена». 14 февраля 1940 года, окончательно устаревший корабль сдали на слом.

    В заключение следует отметить, что в 1911 году в Петербурге был основан музей Отдельного корпуса пограничной стражи. В морском разделе экспозиции помимо прочих экспонатов демонстрировались и модели пограничных крейсеров «Орел», «Нырок», «Часовой», «Беркут», «Ласточка», «Страж», «Коршун» и паровой шхуны «Зоркая». До наших дней сохранилась только модель «Орла», находящаяся ныне в фондах Центрального Военно-Морского музея.

    Автор статьи: Рягин С.К.

    Категория: Статьи | Добавил: AFDM_ (19.08.2007)
    Просмотров: 5271
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]